Падтрымаць насКронікаСувязь з намі55+ News

Какой удивительный и глубокий фильм «Плащ Казановы» довелось посмотреть на этой неделе.  Великолепная чарующая Венеция, воздух, настоянный на ароматах кофе, вина, беззаботного счастья… Стеклянные витрины, древние храмы,  средневековые здания, мосты, многочисленные ресторанчики, кафе… Отель 4 звезды (или на то время 5 звезд) с помпезными люстрами, лестницами, вышколенными швейцарами, собственным бассейном, рестораном, обильным шведским столом…

И сюда, в этот обетованный Рай прибыла в  один из 80-х годов «делегация из СССР», в ее составе не члены правительства, а всевозможные победители в трудовых  соцсоревнованиях: парикмахер, модельер, женщина-водолаз из какого-то дальнего района Сибири. Легко осуждать бегущих и снующих с большими торбами женщин, так диссонирующих с окружающей обстановкой неги, отдыха, довольства. Особенно раздражает женщина-водолаз, озабоченная покупкой вещей для своих детей и мужа.

Среди всей делегации есть одна особа, европейская с виду женщина, переводчица итальянского языка. Она в туфельках, дорогих чулках, прекрасном набивном пальто с великолепным красным шарфом своей неторопливой походкой,  легкой ношей сразу приковывает к себе внимание. Правдивая игра талантливой актрисы Инны Чуриковой приковывает и не отпускает до конца фильма. Она, единственная из всех, воспринимает Венецию душой, она чувствует Италию, общается с окружающими, не скрывает своего происхождения и даже в одной траттории (маленький ресторанчик для завсегдатаев) находит даму, которая исполняет танец под знакомую русскую мелодию и сообщает ей, что была замужем за русским, пока не овдовела…  Хлоя (так зовут героиню И.Чуриковой) раскрывается как цветок, вбирает в себя по капле эту красоту, дорожит каждой минутой. Естественно, ее поведение вызывает протест руководителя делегации и самих делегатов, ибо им приходится бегать по магазинам без переводчика. В экскурсии по достопримечательностям города делегация, видимо, не нуждается. Переводчица не старается угодить, не боится стать «невыездной», её полностью поглощает эта изумительная жизнь, Венеция, ритм ее жизни, высокая вода на Сан-Марко, дождь…

Так случается, что известный всему штату гостиницы (даже находящийся в неофициальном списке ее работников) жиголо Лоренцо принимает русскую переводчицу за богатую иностранку и принимается ее профессионально «обрабатывать».  И трудно найти более благодатной почвы. Хлоя не ждала любви, просто сердцем была к ней готова, сторонилась близости с незнакомцем, боялась поверить еще и в это чудо. Они вместе гуляли по Венеции, на одной из узких улиц в витрине увидели манекен в маске и черном плаще. Лоренцо назвал маску «Плащом Казановы», Хлоя цитировала на итальянском слова Казановы о том, что свободен тот, кто чувствует себя  свободным. Лоренцо радостно согласился. Он спрашивал Хлою не американка ли она, не японка ли? Но почему-то она отвечала смехом и правды не сказала. А он и не настаивал. Зато она его долго вопрошала о том, чем он занимается. Он долго поддакивал ей на все ее предположения, плел какую-то чушь про танцы. А потом вдруг очень конкретно сказал ей о том, что он профессионально доставляет женщинам радость. Конечно, будь наша героиня не из страны, где «секс как тема обсуждения, как тема в живописи, литературе под запретом», где трудно себе даже было представить такой уровень проституции со стороны холеного красивого мужчины, где ей вообще невозможно было вообразить себе, что ее можно принять за миллионершу; она бы сразу поняла что к чему. Но, увы, ошиблись оба, он профессионально, она душевно.

Удивительно то, что видя переводчицу целующейся в гондоле с обаятельным итальянцем, делегатки реально почувствовали пьянящий воздух Венеции, эту упоительную свободу, эту щедрую жизнь, красоту. Они покупают себе наряды, делают макияж, чувствуют себя богинями. И, правда, глаз останавливается на женщине –водолазе, вдруг замечается ее молодость, ее озорство, ее красота, желание нравиться, ее способность любить, быть расслабленной, счастливой…

Из всех делегатов только Хлоя возвращалась в страну «развитого социализма» со сгоревшей душой. Делегатов, которые радостно вспархивали на перрон, встречали мужья, серые на сером фоне. Женщина-водолаз ехала в вагоне на какую-то богом забытую станцию, где прямо на рельсы выбежали ее дети и подошел ее муж. Все серое, какой-то кирпичный длинный барак, солдаты, ковыряющие лопатами заснеженную землю, с такими же мертвыми заснеженными лицами.  Тоска. У этой молодой женщины еще долго не будет (если будет когда-нибудь) возможности увидеть какую-то другую волшебную заграничную жизнь. Она опять втянется в тяжелейшую работу, надорвется на ней, на домашнем хозяйстве, и эта поездка станет в памяти далеким ослепительным сном. А Хлоя приехала к близкому другу в жуткую больницу, он с удивительным лицом мудреца принял ее подарки – кисточку для рисования и маску «Плащ Казановы». Она была грустна, мне кажется, что от потрясения ей не суждено оправиться никогда. Но одела дорогую итальянскую шляпку (которую в серой стране не оденешь никуда), когда ее друг одел маску. В этой маске необыкновенным образом виделся Лоренцо и она стала похожа на беззаботно гуляющую по Венеции богатую даму.

Мне очень понравился фильм. Сюжет, игра актеров (еще жива была Леночка Майорова), величественная и трогательная Венеция, в которой я сама побывала в октябре этого года. Я 4 дня с подругой бродила по узким и бесконечным улочкам, заходила в каждый храм, переходила  многочисленные мосты, мостики, мосточки, гуляла по главной площади, где уже почти нет голубей, заходила в кафе, сидела у каналов, ездила на катерах… Но это сейчас, когда открыты границы, доступны товары, и в поездках на первом месте стоит познавательная и эстетическая сторона.

А впервые поехала за границу в декабре 1980 года. Это был Берлин. Очень все мы тогда напоминали собой женщину-водолаза. Были в шубах и меховых шапках. Там шел дождь, мы как мокрые курицы тащили пакеты, завернутые в бумагу и перевязанные бечевкой. Бумага намокала, лопалась, содержимое торчало во все стороны. И не помню ни одной экскурсии, а только покупки, магазины, отель, шведский стол, с которого мы все тащили целые пакеты себе на вечер. Жуть. Но все очень реалистично. И, увы, горько. Думается, что лет через 40 этот фильм будет не понятен жителям бывшего СНГ. (И слава Богу!)  Но думается, что высокие чувства нравственны и здесь, и там. Секс за плату, обычно, очевиден. Если это не так, то несмотря на менталитет, границы, время, это обязательно кому-то разобьет сердце. Увы. Мир все тот же.

Наталья Снегирёва

21.02.2019        

Яшчэ запісы