Падтрымаць насКронікаСувязь з намі55+ News

О курсе “Наш родовод, который ведет Любовь Зорина, я узнала на презентации Университета Золотого Века. Понравилось, как Люба рассказывает о поисках родственников, как много она знает о своей семье, родовых корнях. И я решила попробовать исследовать родословную моей семьи.

Любовь Зорина

На « Нашем родоводе» мы поняли систему, как нужно искать. В результате, я очень много узнала о своей семье, собрала больше трёхсот человек, и это не предел!

Собрала старые фотографии, трудовые книжки, свидетельства о смерти. С блокнотом и ручкой обошла все старые городские кладбища. Съездила в деревни, где жила родня, о которой знала. Там тоже прошлась по кладбищам. Когда составила поколенную опись и получила первую сотню имен, очень удивилась такому количеству родных.

Потом Люба пригласила нас на экскурсию в архивы. Это было просто поразительно! Непередаваемые чувства, держать в руках документы 18-19 веков, видеть метрические книги (записи о рождении/упокоении, крещении), брачные обыски (документ, в котором жених и невеста утверждают, что между ними нет родства, а свидетели это подтверждают, всё скрепляется подписью священника).

Запись в метрической книге

И снова ездила по деревням и сельсоветам –  искала похозяйские книги, в которых записаны члены семьи их возраст на момент записи, степень родства, если выбывали-куда и по какой причине. Потом в архивах смотрела книги земельных наделов –  шедевр бюрократического искусства включает план земельного участка, сколько человек в семье, имя, степень родства, земля, когда и кем куплена или выделена батраку, и снова возвращалась к метрическим книгам.

Анкету в 1940 году заполнял мой отец
Брачный обыск

Так же очень много информации нашла в церковных исповедальных ведомостях. За год исписала несколько общих тетрадей. Познакомилась с интересными людьми-историками: Виктор Саяпин, Вячеслав Швед, Алесь Гостев, Андрей Вашкевич.

В Гродно обошла все архивы, съездила в Национальный архив РБ, архив научно-технической документации, сейчас собираюсь в Гомель и Вильнюс (там хранятся гродненские метрики). В монастырь Васильково  в Польше – после освобождения из концлагеря туда попали двое моих родственников в возрасте, примерно, 10 и 7 лет.

Мельница прадеда, деревня Ходюки

Теперь я знаю, кем были мои предки. Знаю, что моя бабушка Серафима была модисткой в Гродно, её шляпная мастерская находилась недалеко от ресторана (в районе современных улиц Советская и Тельмана), где директором был её муж.

Вера Янчевская, 1939 г

Прадед Яков Трукшин – кузнец,  у него была своя кузница и конюшня с несколькими лошадьми  ,кроме того он много лет был старостой в Свято Владимирской церкви. А мой брат до сих пор в огороде находит всевозможные подковы и громадные гвозди.

Дед Николай

В семье другого дедушки, Григория Григорьева, несколько поколений казаков.  Родом он из-под Ленинграда. Отказавшись присягать новой власти, его родственники были высланы в Казахстан. Он изменил фамилию на беларуский лад и приехал со своими детьми и бабушкой в Скидель. Одна из моих прапрабабушек ткала слуцкие пояса.

Григорьевы, Стефанида и Григорий

Дед Владимир, один из руководителей Эльблёнской гмины (Польша)

Еще один дедушка, Гавриил Дзэнис, был батраком, а его жена из рода Вильнюских Мацкиевичов (точного написания фамилии пока нет только обрывки воспоминаний отца). А молодёжь, моя племянница с семьёй, решила познавать мир – несколько лет жили в Америке, Италии, сейчас уже больше 5 лет растят Джесику и Джанею в Китае.

В Узбекистане   после войны поселились дядя Василий с женой и двумя дочерьми. Старшая, Надежда, подполковник милиции в Москве, младшая – подполковник милиции в Самарканде.

По географии –  семья расселилась от Уральских гор, через Казахстан, Китай, Узбекистан, Украину, Германию, Польшу, Литву в родную Беларусь. Мои внуки, единственные в своих классах, принесли на урок роспись восьми поколений. А ведь такую работу может сделать каждый, если знает систему и есть желание.

Татьяна Андреенко, «Золотое перо»

Яшчэ запісы