Падтрымаць насКронікаСувязь з намі55+ News

28 ноября 2018 года в клубе «Открытый показ» состоялся просмотр фильма  известного итальянского режиссёра Бернардо Бертолуччи «Конформист». Фильм,  снятый в 1970 году,  повествует о времени фашистского режима, конкретно о жизни и деятельности некоего аристократа Марчелло, которого играет замечательный французский актер Жан-Луи Трентиньян.   

Более середины фильма содержание все время разрывается от прошлого к настоящему, от ярких картинок до размытых серых, от сюрреализма до натурализма… Но сюжет интересен, прыжки времени от привычного линейного повествования создают нервное, проникнутое безнадежностью восприятие фильма.

И само название «Конформист» очень утрировано, ведь по сути человек, желающий быть как все, переступает черту. Чувства долга в данном случае у героя совершенно нет. Им движет желание раствориться в массе, но не в прямом смысле, а в плане душевного родства. Но аристократ с привычками к роскоши, с хорошим образованием, не стоящий на грани выбора жизни или смерти, участие в тайной фашистской организации воспринимает как род игры. Где-то даже интеллектуальной.

Фильм показывает беспечную богатую мать героя, она долгие годы находится  под действием морфия. Отец показан в психиатрической лечебнице, он вспоминает о казнях и пытках, которые совершал (видимо, в годы первой мировой). Таким образом, герой чувствителен, остро ощущает свою ущербность, где-то даже оправдывает свои поступки. В итоге разыгрывается страшная трагедия. Страшно и безжалостно на его глазах убивают человека, а потом, бездействуя, предавая себя, он фактически убивает  любимую женщину. В этой сцене он является совершенно не косвенным, а прямым убийцей. Здесь же он постигает и свою истинную суть. Хорошо об этом говорит его агент, про трусость, гнилость натуры и гомосексуализм, про то, что таких надо ставить к стенке. У Марчелло нет злости на себя. Все заполняет душевная пустота. Он раньше был внешне холодный, бесстрастный, а теперь вообще стал замороженный, существующий как робот. Он продолжает жить в браке с  недалекой женой, у них растет дочь. Символично, что герой живет бедно (сбылось стремление к растворению общей среде) в некогда роскошном особняке его матери с кучей соседей, как в коммуналке. Когда по радио объявляют о падении режима Муссолини, жена сообщает Марчелло о том, что знала о его  работе на фашистов, о его причастности к убийству профессора и его жены и одобряет его парижскую миссию, как необходимый шаг в карьере.

Герой идет посмотреть на падение диктатуры (лето 1943 года). По мосту Святого Ангела в Риме обволакивают бюст поверженного тирана. А он стоит и смотрит вместе со своим соратником по партии, незрячим Италио. Вскоре происходит внезапная встреча со своим шофером, которого он считал застреленным в юношестве. И здесь вся черная боль вылилась наружу. Он обвиняет этого шофера в фашизме, в убийстве профессора и его жены, в растлении, гомосексуализме. Затем нападает и на незрячего Италио, говоря и о его принадлежности к фашизму. Это кричит его душа. Это его острое осознание своего падения. Ничего уже не страшно. Рубикон перейден. Его фашизм – не приверженность идеи, а игра, зашедшая далеко, его великая тайна об убийстве в 13 лет оказалась блефом. Его любовь загублена им самим. И он сделал выбор. Это удобная жена, мало амбиций, серая тихая консервативная жизнь. И боль. Которая разрушает его без остатка.

Потом последние кадры у постели  молодого человека… Кажется, что режиссер задает вечные вопросы: в чем смысл жизни? что заставляет человека совершать те или иные поступки? что можно оправдать, а чего нельзя? существует ли единственный правильный путь? На эти вопросы он предлагает ответить зрителю. Сам он сознательно избегает штампов в полную противоположность своему названию «Конформизм». Прекрасный актерский состав, режиссер гениален в выборе материала, в решении его нетривиальной подачи, а многие темы актуальны именно в последнее десятилетие, оператор превзошел себя – такая техника постановки кадра,  выбор света, цвета, доминанты и контрастов в подаче. Все сложилось.

Еще читала о том, что у Жана-Луи Трентиньяна во время съемок этой картины умерла маленькая дочка от удушья. И эта боль в каждом его взгляде, жесте. Он, кажется, не может отогреться, даже если бы хотел. Великая благодарность актеру.

Наталья Снегирёва

Яшчэ запісы